ФЭНДОМ


Я на стороне человечества!

Олег Петровский (англ. Oleg Petrovsky)— генерал армии «Цербера». Талантливый и опытный стратег, равно как и исследователь, и знаток «истории войны». Глядя на избранный человечеством путь и надвигающуюся угрозу Жнецов, Петровский крайне обеспокоен будущим человечества и посему, активно поддерживает планы и идеалы «Цербера».

Биография Править

Будучи капралом на службе Альянса, во время войны Первого контакта, был вынужден принять командование и сумел доказать свой тактический гений, сдерживая непрекращающиеся атаки турианцев. Война закончилась раньше чем Петровский сдал позиции, но не раньше, чем он увидел всю жестокость турианской военной машины. Несмотря на похвалы и повышение за храбрость, Петровский не сумел найти общий язык с командованием Альянса, зато с легкостью нашел таковой с новообразованным «Цербером», где за годы службы снискал репутацию одного из лучших, и определенно самого уважаемого, агента Призрака.

Mass Effect: Вторжение Править

Invasion Oleg Petrovsky portrait

Покуда Ариа Т'Лоак пытается справиться с вторжением адъютантовт, враждебных хаскоподобных созданий, заполонивших станцию после прибытия одного из транспортников «Цербера», что используют Омегу как транзитный пункт, Призрак посылает ей в помощь небольшой флот под командованием генерала Олега Петровского и полковника Реймонда Эша, дабы совместными силами покончить с распространяющейся угрозой. Петровский пребывает на корабле «Цербера» «Эльбрус», ранее остальных сил, но этого хватило, чтобы серьезно проредить ряды неприятеля и отогнать его обратно за ретранслятор Омега-4.

Первая встреча Арии и Петровского произошла в тот момент, когда генерал добивал серьезно раненого адьютантами турианца, незамедлительно получая от Арии обвинения в расизме и убийстве инопланетян. Но так же раненый саларианец неподалёку вдруг начинает трансформироваться в адъютанта, на что уже генерал указывает, заявляя что убийство раненых было необходимостью, дескать, единственный способ пресечь трансформацию.

Затем Петровский просит Арию собрать все силы и предоставить «Эльбруса» любую возможную поддержку, дабы отразить нападение следующей волны адьютантов, которая наверняка будет лучше подготовлена и вооружена, и продержаться до прибытия подкреплений. На вопрос Арии собирается ли генерал использовать стратегию «последнего рубежа», как на Шаньси, когда тот был капралом, Петровский отвечает, что избрал эту стратегию потому, что ее создатель до сих пор жив.

Суда адъютантов быстро сумели «задавить» оборону Омеги, и генерал принимает решение пройти сквозь ретранслятор Омега-4, дабы уничтожить источник: станцию «Цербера» «Аверн». Петровский, Ариа и отряд бойцов «Цербера» сумели зачистить станцию, но в пылу боя Ариа перенапряглась, спасая Петровского и его отряд, и потеряла сознание. Связавшись с Призраком, Петровский получает приказ задержать Арию, дабы «опаздывающее» подкрепление с легкостью сумело захватить лишенную руководства станцию. Соответственно, генерал выражает сомнения в том, действительно ли побег и последующий захват лаборатории был случайностью. Также, Петровский выражает недовольство тем, что столько его людей погибло ради какой-то хитрости.

Ко времени отбытия генерала, Ариа приходит в себя и освобождается, в буквальном смысле, от цепей. Затем, с посильной и совсем не добровольной помощью Петровского, Ария возвращается на Омегу, в этот раз штурмуемую уже силами «Цербера». Тем не менее, Петровский сумел предупредить Эша о том, что что-то не так. Несмотря на это, полковник не сумел поймать Арию, допустив тем самым ее объединение с бандами, организовавшими сопротивление «Церберу». В последовавшем сражении, Петровский и Эш вступили в конфликт, порожденный потрясением генерала полным пренебрежением жизнями как солдат, так и гражданского населения, проявляемым Эшем.

Когда он понимает, что «Цербер» не имеет ни шанса надежды побить Арию на ее же территории, он придумывает план, дабы заставить ее вступить в переговоры. У Арии и у самой есть план, согласно которому разрабатывается засада, призванная отвлечь силы Петровского, пока она проскальзывает в клуб «Загробная жизнь», дабы связаться с Призраком. Полагая, что генерал потерпел поражение, Эш устраивает ловушку в «Загробной жизни»: он удаленно выпускает адъютанта в здание, чтобы убить Арию. Петровский выражает возмущение тем, что Эш поставил под угрозу войска «Цербера» и гражданских лиц станции, но Эш утверждает, что все они являются «допустимыми потерями». Какое-то время они борются друг с другом, но недолго, лишь до того как Ариа сама напускает того же адъютанта на Эша с Петровским. Адъютант успевает заразить Эша до того как Ариа убивает его. Как и в предыдущий раз, Петровский добивает его, чтобы защитить своих людей.

Теперь, когда он может напрямую говорить с Арией, Петровский показывает, что он уже выиграл битву за Омегу. Он эвакуировал большинство сил «Цербера», дабы флот, окружающий станцию, смог открыть огонь и уничтожить станцию в случае, если она не может быть захвачена. Он предлагает Арии два варианта: она может продолжать бороться и быть уничтожена вместе со станцией, о которой все ее мысли, или она может принять изгнание и сдать Омегу «Церберу». Зная, что Петровский не блефует, Ариа уступает. Петровский, наконец, захватывает Омегу для «Цербера». В своем докладе Призраку, генерал утверждает, что Ариа, скорее всего, убита и превращена в адъютанта, полковник Эш пропал без вести, и считается погибшим. Он заявляет, что надеется, что эта победа поможет сохранить жизни его солдат в будущих сражениях в защиту человечества. Затем, Петровский размышляет о своем последнем разговоре с Арией и предсказывает, что в один прекрасный день она вернется.

Mass Effect 3: Омега Править

Захватив Омегу, Петровский начал укрепление власти «Цербера» — был введён комендантский час, установлены плазменные преграды для блокировки ключевых точек станции и новые пушки противокосмической обороны, а также введены в строю боевые роботы серии «Бастион». Тем не менее, несмотря на первоначальные успехи «Цербера», вскоре на станции появилось сопротивление — «Когти», будучи до вторжения обычной бандой, под началом Найрин Кандрос стали влиятельной силой на Омеге. Они начали устраивать диверсии и саботажи против войск организации, занимались эвакуацией жителей захваченных районов и так далее. На протяжении нескольких месяцев «Когти» вели более-менее успешную партизанскую войну против «Цербера». Пытаясь ослабить натиск «Когтей», Петровский обещал амнистию всем, кто сложит оружие — и когда некоторые сдались, генерал сдержал своё слово.

Свободно бродящие по станции адъютанты всё ещё представляли одинаковую угрозу для жителей Омеги и солдат «Цербера». После нескольких стычек, «Цербер» смог собрать всех существ в заброшенных шахтах нулевого элемента и запереть там (вместе с невезучими солдатами). После этого «Цербер» возобновил эксперименты на адъютантов, пытаясь создать послушных особей для создания армии.

Несколько месяцев спустя после вторжения Жнецов Ариа Т'Лоак собрала собственную импровизированную армию из группировок систем Терминуса и, захватив крейсер «Цербера», напала на «Омегу». Петровский сразу понял, кто стоял за нападением, когда крейсер взорвал флагманский дредноут оборонного флота, он связался с Арией и «попросил» её отступить, но она отказалась, показав «козырь» — капитана Шепард(а). В ответ Петровский опять потребовал от неё отступление, указав на обновлённую оборону станции.

Когда после приземления группы Арии и Шепарда Петровский узнал про её секретный бункер, то послал там войска обследовать местность и найти его, но атакующие войска «Цербера» были уничтожены автоматическими орудиями. Одновременно силы «Цербера» напали на аванпост «Когтей», надеясь нейтрализовать их лидера, однако, благодаря поддержки Арии и Шепард(а), «Когти» смогли отбросить противника и заключить союз с Арией.

Решив, что для начала прямого штурма врагам понадобиться отключить плазменные перегородки, и зная, что отряд Арии будет вынужден пройти через шахты, где были заперты адъютанты, Петровский установил ловушку у главного реактора станции, где и попались Шепард, Ариа и Кандрос. Петровский предложил им сдаться, однако этим только разгневал Арию, и она, используя собственную биотику, смогла проделать брешь в силовой преграде, однако пройти через него успел(а) только Шепард, который(ая) сразу направился(ась) к управляющей консоли, намереваясь отключить реактор и плазменные преграды вместе с ним.

Однако, у пульта с капитаном связался Петровский, объясняя, что реактор также питает системы жизнеобеспечения дюжины заселённых районов станции, и его отключение убьёт жителей. Независимо от решении Шепард(а) (отключение реактора или перераспределение энергии), плазменные преграды по всей станции отключаются и начинается массированный штурм войск Арии и «Когтей» на территорий «Цербера». Петровский объявляет полную мобилизацию.

В конце сражения, когда Шепард с Арией в одиночку штурмуют «Загробную жизнь», Петровский, указывая на то, что Найрин погибла из-за эгоизма Арии, заманивает последнюю в стазис-поле, а на Шепард(а) натравливает солдат «Цербера» и модифицированных (послушных) адъютантов. Однако, когда Шепард освобождает Арию и устраняет всех бойцов «Цербера», Петровский, понимая, что сопротивление не имеет смысла, объявляет капитуляцию и сдаётся на милость врагов. В ответ Ариа нападает на него и начинает душить.

Судьба Править

Судьба Петровского напрямую зависит от Шепард(а):

  • Если Шепард в основном вел(а) себя отрицательно, то Ариа продолжит душить Петровского и в конце применит слияние разумов, чтобы причинить ему неописуемую боль.
    • Если дважды использовать прерывание Героя, Шепард оттолкнет Арию от Петровского, утверждая, что он хранит ценную информацию и его смерть недопустима. В этом случае Петровский станет военнопленным Альянса.
  • Если Шепард в основном вел(а) себя положительно, то Ариа отпустит Петровского, передав его в руки Шепард(а) и Альянса. В этом случае Петровский станет военнопленным Альянса.
    • Если дважды использовать прерывание Отступника, Шепард убьёт Петровского выстрелом в голову, несмотря на его мольбы, что он теперь безоружный пленник.

Интересные факты Править

  • Скорее всего, Олег Петровский является выходцем с постсоветского пространства. Помимо имени и фамилии, на это так же намекает название корабля Петровского — «Эльбрус» — высочайшей вершины в РФ.
  • Является однофамильцем Майкла и Ребекки Петровски, но связан ли с их семьей, неизвестно.

Галерея Править


Персонажи Mass Effect 3
Персонажи из комиксов Mass Effect