ФЭНДОМ


ME4
Договариваться, чтобы получить нужное и стрелять в ненужное — да, это по моей части.

Ветра Никс (англ. Vetra Nyx) — турианка-наёмница, член отряда Райдер(а), а также потенциальный любовный интерес для Райдер(а) любого пола.

Внешность Править

Хотя на человеческий вкус Ветра кажется огромной — в ней 198 сантиметров роста и 95 килограммов веса — на самом деле, если сравнивать с другими турианцами, она не выбивается за пределы нормы, хотя почти на две головы превосходит ростом среднего человека.

Как и большинство её воинственных соплеменников, Ветра одевается с явным расчётом на то, что рано или поздно придётся в кого-нибудь стрелять: её уникальный визор предоставляет широкий спектр информации обо всем, что она видит вокруг себя, а сделанная на заказ тяжёлая броня снабжена дополнительными щитами, обеспечивающими первоклассную защиту. В бою она предпочитает использовать модифицированную штурмовую винтовку «Циклон», а также применяет технические умения, укрепляющие её броню.

Психологический профиль Править

Ветра Никс — спокойная, терпеливая и осторожная турианка, которой очень рано пришлось повзрослеть и научиться выживать в суровом мире наёмников и контрабандистов, где только хитрость, изворотливость и недюжинный ум позволили ей сохранить жизнь себе и своей младшей сестре. Долгое время окружённая лишь ложью и недоверием, Ветра научилась как никто другой ценить дружбу и верность союзников, и хотя в отношении родных её гиперзабота порой может показаться назойливой, она очень ценит своих близких и готова пожертвовать чем угодно ради их безопасности и благополучия.

ПредысторияПравить

Ранние годыПравить

Ветра родилась на Палавене, однако покинула его ещё в детстве, когда её родители, пережив не одну крупную ссору, решили разойтись. Мать была зациклена на своей карьере и воспитанием Ветры и ее сестры Сид не озабочивалась, так что их отец забрал дочерей с собой и увёз с планеты. Почти два года они втроём жили на одной из шахтерских колоний в Пустошах Миноса, однако потом случилось непредвиденное: Никс-старший оказался замешан в неких сомнительных делах и связался не с теми людьми, так что в какой-то момент он просто не вернулся домой, вынудив Ветру саму заботиться о сестре.

Кормилица семьиПравить

О возвращении на Палавен речи не шло — мать бы их не приняла, спасибо отцу — так что Ветра, которой было около пятнадцати лет, могла только заниматься неквалифицированным трудом, чтобы обеспечивать себя и Сид. В основном она работала на стройках, бралась за любые опасные задачи, залезая высоко или протискиваясь в узкие щели; позже, пользуясь своим умением стрелять, она подалась в контрабандисты, что было ещё опаснее, но сулило больше выгоды. Благодаря этому она сумела финансово поддержать свою маленькую семью и оградить Сидеру от сурового мира, в котором находилась сама.

Вступление в ИнициативуПравить

Решающий перелом в этой жизни наступил, когда Ветра познакомилась с Накмор Кеш, будущим суперинтендантом Инициативы: она разыскивала экспериментальные модификации для корабля, а Ветра знала, как их найти, так что они поладили, и Кеш возвращалась за помощью еще не один раз.

В конце концов Ветра поняла, что кроганка крутится там, где замышляется что-то масштабное, с кучей денег и средств, и она спросила, в чем дело. Кеш в ответ рассказала про новую галактику и амбициозный проект по её освоению, а поскольку Ветра и Сид в Млечном Пути никогда не стали бы уважаемыми членами общества, то они решили присоединиться к Инициативе и попробовать начать жизнь с чистого листа.

Новая галактикаПравить

Впрочем, будущее оказалось далеко не таким радужным, как можно было представить: поскольку Ветра и Сидера не были частью турианского общества, они летели в Андромеду не на турианском ковчеге, а на «Нексусе», и были свидетельницами тому, как четырнадцать месяцев колонисты простаивали в бездействии, дожидаясь прибытия ковчегов.

Вдобавок, «золотые миры», что должны были стать им домом, оказались пустышками, и экипаж начал бунтовать, требуя то ответов, то возвращения в родную галактику. Ветра же, хоть и допускала мысль, что ее и других колонистов заманили в Андромеду обманом, не могла понять, какую выгоду извлекла бы из этого Инициатива, поэтому и осталась на её стороне. Пользуясь своими превосходными навыками в области получения желаемого за счет взаимных уступок и услуг, она довольно быстро завоевала себе солидную репутацию как среди членов Инициативы, так и среди изгнанников.

Участие в сюжетеПравить

Ветра Никс. Встреча

Впервые Райдер встречается с Ветрой во время отлёта с «Нексуса»: деятельная турианка руководит погрузкой припасов на «Бурю» и тут же заявляет, что летит с Первопроходцем, при этом буквально через пару минут на деле доказывает свою полезность, когда один из подчиненных Фостер Эддисон пытается задержать корабль для составления полного отчета по снаряжению, припасам и команде. Ветре удается уговорить его замять этот вопрос, пообещав подергать за ниточки и добиться вывода из криостаза его сына, после чего «Буре» дается разрешение на взлёт.

На корабле Ветра знакомит Райдер(а) с обстановкой и командой, после чего поселяется в одном из отсеков на нижней палубе, рядом с оружейной. Между миссиями она занимается тем, что по своим каналам добывает для корабля необходимые детали — к примеру, дефицитные приводы для Гила Броди — хотя временами находит время и для отдыха.

Ветра Никс. В инженерном отсеке
Так, к примеру, при первом визите Райдер(а) в ее каюту можно застать Ветру беседующей с младшей сестрой, и хотя она соглашается представить Сид Райдер(у), очень скоро болтливую сестрёнку приходится отключить от связи. Понимая, что её появление в составе команды было, мягко говоря, внезапным, Ветра объясняет свои мотивы и заверяет, что от неё здесь пользы будет больше, чем на «Нексусе»; Райдер, в свою очередь, может как поинтересоваться её умением обращаться с оружием, так и похвалить её азарт, заверив, что им пригодится такая инициативность.

После открытия Хранилища на Эос Ветра не без иронии замечает, что они и близко не представляли, с чем столкнуться в скоплении Элея: от терраформирования до атморегенераторов, от гравиколодцев до пузырей-убийц. Райдер может либо намекнуть, что кое-какие данные по скоплению наверняка были засекречены, либо заметить, что на то оно и приключение, дабы подкидывать сюрпризы, после чего Ветра неминуемо поинтересуется, имеется ли у Первопроходца хоть какой-то план. Хотя бы «найти нам всем дом», пусть даже это и крайне расплывчато, потому что отсутствие вообще каких-либо перспектив ее не радует.

Ветра Никс. На борту

Следующий разговор по душам может состояться после спасения Мошаэ Сефа: рассматривая снимки завода кеттов, Ветра замечает, что их враги используют медицинское оборудование ангара: подобные сведения могут послужить зацепкой и обеспечить им преимущество, потому что, только представив, что смогли бы кетты сотворить с ее сестрой, Ветра приходит в ужас, для сравнения предлагая Райдер(у) вообразить, что бы он(а) чувствовал(а), случись такое с его(её) сестрой(братом). Райдер может как удержаться от излишней эмоциональности, так и разделить тревоги турианки, ведь Сара(Скотт) — вся семья, что у него(неё) осталась. После этого Ветра поделится кое-какими сведениями из детства, а Райдер может как посочувствовать, так и поделиться собственной болью. В любом случае, этот разговор еще сильнее укрепит их дружбу, а при возможности — и более близкие отношения, что позволят начать роман.

Миссия на лояльность Править

Цели и средства

Спустя какое-то время после обнаружения на Кадаре коммуникационного устройства кеттов Ветра получает от Сид зашифрованное сообщение, в котором говорится о таинственном исчезновении нескольких колонистов из аванпостов Инициативы. Разобраться с этим предстоит на мёртвой планете H-047c, которая должна была стать домом для турианцев в Андромеде, но вместо этого оказалась пристанищем для контрабандистов Мериуэзер, что по какой-то причине наточила на Ветру зуб. Заманив Первопроходца и его(её) команду в ловушку, Мериуэзер сталкивает их лицом к лицу с пропавшими колонистами во главе с Гэллоуэем, что благодарит Ветру за её помощь — но вот сама турианка продолжает отмахиваться, явно не понимая, что тут творится.

Разгадка этой тайны приходит чуть позже: оказывается, что Сид, узнав о бедственном положении некоторых людей на Кадаре, решила помочь им сбежать с планеты и осесть в аванпостах, подальше от преступного мира. Для этого предприимчивая сестрёнка Ветры воспользовалась её каналами связи и даже выдавала себя за знаменитую Ветру Никс, чтобы избежать лишних проволочек; также она последовала за сестрой на базу Мериуэзер, и тут же предложила свою помощь, чтобы Райдер смог(ла) с минимальными потерями пробиться через ряды наемников и вывести с собой безоружных колонистов.

Ветра и Сид

Несмотря на то, что Ветре явно не по душе участие сестры в этой заварушке, она вынужденно принимает её помощь, пусть даже под конец миссии им с Райдер(ом) приходится отправляться на выручку Сид, которую обнаруживает хозяйка базы. Пользуясь молоденькой турианкой как щитом, Мериуэзер пытается заставить Первопроходца сложить оружие, но в конце концов она все-таки погибает в схватке с ним(ней), а между Ветрой и Сидерой разворачивается крайне тяжёлый диалог, в ходе которого младшая сестра безуспешно пытается убедить старшую, что она уже не ребёнок. Впрочем, такие семейные конфликты не решаются парой слов, а Ветра, в любом случае, будет благодарна Райдер(у) за помощь, после чего для Первопроходца откроется возможность начать с турианкой полноценный роман.

РоманПравить

Ветра Никс. Роман

После завершения дел с похищенными колонистами Ветра становится доступна для романа с Райдер(ом) любого пола, но, чтобы инициировать эти отношения, в предыдущих диалогах с ней (после каждой сюжетной миссии) следует почаще флиртовать, выбирая соответствующую опцию в диалоге. Если Райдер проявит упорство и будет регулярно напоминать о своих чувствах, во время совместной вылазки на Кадару Ветра прямо спросит, какие чувства она(а) к ней испытывает, после чего есть возможность отказаться от романа или же подтвердить свои чувства, после чего любые серьезные отношения с другими персонажами окажутся недоступны.

Ветра Никс. Сюрприз

После обнаружения Хи Тасиры следует поговорить с Ветрой еще раз: она приготовила для любимого(ой) сюрприз и тут же отводит его в каюту Первопроходца, где хозяина(хозяйку) уже дожидается раритетное блюдо — стейк из говядины... во всяком случае, на упаковке точно было написано что-то про корову, а Ветра весьма качественно прожарила мясо, превратив его в нечто обугленное. Поняв же, что что-то определенно не так, Ветра переволнуется, после чего у Райдер(а) появится возможность обнять её и утешить, заверив, что всё хорошо. После этого, заявив, что знает, как поправить вечер, Ветра подтолкнёт Первопроходца к постели и потянется за поцелуем, хотя основной процесс останется за кадром.

Разговоры в «Кочевнике» Править

Путешествуя в компании Ветры на борту «Кочевника», можно услышать много интересного.

Из диалогов с Корой можно узнать:

  • Однажды Ветре пришлось по работе танцевать на столе в баре «Омеги». Она продержалась тридцать секунд, после чего упала на волуса, пытавшегося её поймать, и сломала тому дыхательный аппарат, он толкнул пару батарианцев, после чего завязалась драка. На два дня.
  • Говоря о Кадаре, Кора замечает, что на этой планете Ветра выглядит совсем как дома, на что турианка замечает, что вела жизнь наёмницы большую часть своей жизни. Впрочем, если Харпер что-то и беспокоит, так это то, что Ветру могут переманить местные авторитеты вроде Слоан Келли; «Нексус» и без того потерял слишком многих хорошо людей. Когда же Ветра осторожно спрашивает, означает ли это, что она может продолжать вести дела на Кадаре, Кора с наигранным удивлением спрашивает: «Дела, Ветра? Разве ты все это время не была по уши в работе на "Буре"?». Турианке определенно нравится ответ.
  • Однажды, принюхавшись, Кора замечает, что Ветра приятно пахнет, и турианка признается, что узнала у Джаала рецепт ангарского лосьона; воспользовавшись им, она чувствует себя мягкой, как младенец.
  • Ветре нравится Суви: по ее словам, она умна, сообразительна, не теряет головы и обладает просто потрясающим голосом.
  • Отец преподал Ветре только основы стрельбы; всему остальному она научилась методом проб и ошибок, а также у одной батарианской наемницы, «древней, как звёзды», которой стало её просто жаль.

Из диалогов с Пиби можно узнать:

  • В большинстве разговоров Пиби так или иначе задирает Ветру, потому что у нее самой есть старшая сестра, что старше ее на 500 лет, поэтому Пиби, в силу своей независимой натуры, активно сопротивляется любым попыткам диктовать, как ей жить. Поначалу попытки найти общий язык не особенно работают, но постепенно Пиби и Ветра учатся уживаться друг с другом.
  • Из разговора с Пиби можно узнать побольше о матери Ветры: она говорит, что не помнит сам Палавен, но помнит ее, «настоящую турианку», которая всегда выглядела так, словно смотрела на отбросы.
  • Вспоминая случай с одной азари в «Вихре», что прошла мимо очереди, утверждая, что слишком красива, чтобы ждать так долго, Ветра не без юмора заметила, что, по крайней мере, это был не турианец: «В правилах не было сказано, что делать, поэтому я просто ждал вечность».
  • В какой-то момент Пиби предлагает назваться другими именами, переодеться, поколдовать с макияжем и хорошенько оторваться на Кадаре. В качестве псевдонимов она предлагает Ветре «Тессарию», или «Никсиану», или «Клео», но Ветра выбирает «Дрециллу»... прямо как Пиби! И соглашается на это безумие.

Из диалогов с Драком можно узнать:

  • Когда Ветра повстречала Кеш, она состояла в контрабандистской (по большей части) группировке под названием «Сверхновая сила»: «Амбициозное имечко для мелкой банды».
  • Ветра жалуется Драку на то, что никак не может найти общий язык с Сид: когда она пытается быть строже, сестра сопротивляется, но если дает слабину, сопротивление становится только сильнее. В ответ Драк замечает, что всем детям нужно знать границы, но при этом они должны понимать, что родители им не враги. Ветра со вздохом замечает, что ее отец вряд ли с этим согласился; когда Драк спрашивает, служил ли ее отец в спецвойсках, Ветра не отрицает: «Ага, что-то вроде этого. Он никогда не вдавался в детали».
  • Когда Ветра размышляет на тему того, какими были бы они с Сид, если бы у них была настоящая дружная семья, Драк ворчливо замечает, что не видит ничего плохого в нынешней Ветре: она бережет то, что у нее есть, и разыгрывает все имеющиеся на руках карты. Ветра в ответ полушутливо-полусерьезно замечает: «Если бы только нас растил ты, старик», на что Драк отвечает, что она и без него неплохо справляется.
  • Когда Драк спрашивает, по чему из Млечного Пути Ветра скучает больше всего, она отвечает, что по пониманию: там она знала места, людей и правила игры, тогда как в Андромеде все новое и незнакомое, а играть в игру невозможно, если не знать правила. Драк же ворчит, что, судя по отношению к кроганам, правила игры прилетели вместе с ними.
  • Когда Ветра интересуется, почему Драк так хорошо к ней относится, учитывая общее прошлое турианцев и кроганов, старый воин отвечает: «Ты не похожа на других турианцев, Ветра. Ты знаешь, что такое боль». Когда же Ветра возражает, что у нее все конечности при ней, и она не получила и половины тех выстрелов, которые словил Драк, старик с усмешкой замечает: «Еще не вечер».
  • Когда Драк спрашивает, искала ли Ветра своего отца, она отвечает, что да, искала. Спрашивала. Порой громко. Возможно, потому и не нашла. Драк спрашивает, ненавидит ли она его за то, что он исчез, и Ветра признается: да. Впрочем, она уверила себя, что он вернулся бы, если бы мог, и хотя правды ей уже никогда не узнать, легче верить в ложь, которая облегчает тебе жизнь.

Из диалогов с Джаалом можно узнать:

  • Поначалу Джаал считает, что по какой-то причине не нравится Ветре, поскольку она избегает встречаться с ним глазами и вступать в диалог, однако сама Ветра утверждает, что просто слишком плохо его знает, чтобы говорить, нравится он ей или нет. В конце концов, она в Андромеде гостья, так что ничего удивительного, если Джаал будет вести себя настороженно... и, уточнив, действительно ли она ведет себя так, будто он ей не нравится, потому что думает, что не нравится ему, ангара смеется: нет, пока что то, что он видит, его вполне устраивает. Это определенно должно облегчить их общение.
  • Ветра не особенно рада, когда Джаал заводит речь о Сид: ангара чересчур откровенен и порой не сдерживается в словах, хотя постепенно разговоры с ним о сестре начинают приносить плоды: в частности, Джаал утверждает, что нет ничего дурного в том, чтобы бояться за Сид и переживать за её судьбу, ибо принятие этого страха есть проявление храбрости. Также он замечает, что, говоря о сестре, Ветра смущается: эти разговоры обнажают слишком большую часть её, делают её уязвимее. Сам Джаал считает, что ничего постыдного в этом нет, более того, он восхищается тем, как Ветра заботится о Сид, оберегая её. И за все эти слова турианка тепло благодарит его.
  • Когда Ветра спрашивает, знал ли Джаал о прибытии Инициативы в Андромеду, тот отвечает, что со временем начали поступать доклады о чужом корабле, что столкнулся со Скверной. На вопрос, почему ангара не расследовали это дело и не предложили помощь, Джаал замечает, что последними чужаками, с которыми встретился его народ, были кетты: они всего лишь проявляли осторожность. Ветре это не нравится, но она принимает и понимает его точку зрения.
  • Джаал замечает, что Ветре нравятся большие пушки, хотя сам он считает это непрактичным. Ветра, в свою очередь, парирует, что дело не в практичности, дело в устрашении, ведь, если враг испугался — бой наполовину выигран.
  • Узнав, что у Ветры только одна сестра, Джаал признает, что для ангара это нетипично: они растут в больших семьях, в окружении родных, и чувствуют себя частью каменной стены — невозможно построить стену всего из двух камней. На это Ветра с юмором отвечает, что двумя камнями вполне можно разбить кому-нибудь голову, и Джаал, расхохотавшись, признает: «Мне нравится ход твоих мыслей».
  • Джаал говорит, что в бою Ветра порой действует опрометчиво, но при этом двигается так легко, словно танцует. В ответ турианка говорит, что жизнь наёмницы многому её научила, и да, она умеет... танцевать танго.
  • Когда Джаал спрашивает, почему Ветра прилетела в Андромеду, та отвечает честно: как и большинство других колонистов, купилась на рекламу. В ответ ангара признает, что, верно, впечатляющая была реклама.
  • Когда отношения между Джаалом и Ветрой достигают стадии «друзья», ангара интересуется, что она любит делать на отдыхе. Турианка отвечает: «Вот это». Повторные уточнения не заставят её ответить конкретнее, и в конце концов Джаал признает, что быть друзьями непросто.

Из диалогов с Лиамом можно узнать:

  • Поначалу Лиам крайне настороженно относится к Ветре: по его словам, он не может доверить прикрывать спину себе или Первопроходцу той, что даже не прошла военную подготовку. Вдобавок, Лиам считает Ветру безответственной, ведь она притащила свою младшую сестру в Андромеду, полную опасностей. Сама Ветра принимает его критику в штыки, даже когда он объясняет, почему так себя ведет; по её мнению, у Сид был выбор, и Ветра — не единственная, кто привез с собой ребёнка.
  • Также Коста весьма настороженно относится к каналам снабжения Ветры: даже когда она предлагает ему улучшения брони, он долгое время отказывается их принимать (по её словам, у него в это время «глаза копа»), пока Ветра не объясняет ему, что ей движет: пока он жив, жива она, так то все счастливы. Впрочем, это не помешает ему настороженно относиться к ее делам на Кадаре и, при случае, пытаться отслеживать некоторые поставки через каналы «Нексуса».
  • Когда Лиам спрашивает, повлияла ли на семью Ветры Война Первого контакта, турианка утоняет: «Ты имеешь в виду инцидент у ретранслятора 314?». Для Лиама этого ответа вполне достаточно, но чуть позже он повторяет вопрос... и когда Ветра интересуется, зачем ему это, Лиам объясняет, что это неплохое начало для короткой беседы. Ветра в ответ возражает: хорошим началом для короткой беседы является «Хорошая погода», а не «Это твой старик пристрелил моего дедушку?».
  • Обсуждая любимые фильмы, Лиам и Ветра сходятся на одной из классических лент, при этом турианка признает, что ей больше нравится батарианская версия.
  • Лиам замечает, что у Ветры довольно странное имя для турианца: их ведь обычно зовут как-то вроде «Экстримес» или «Виндиктус»; Ветра со вздохом замечает, что Лиам смотрит слишком много фильмов.
  • Если у Ветры роман с Райдер(ом), и Лиам попытается узнать подробности, турианка резко осадит его, сказав, что не хочет это обсуждать. После этого Лиам признает, что всегда хотел узнать, как это вообще работает с турианцами, ведь они такие... металлические и остроконечные, как гигантские вилки. Ветра отказывается это комментировать.
  • Несмотря на не самое благожелательное отношение в начале, под конец Лиам и Ветра все же находят общий язык: Лиам признает, что она хорошо знает свое дело и может помочь аванпостам выжить, тогда как Ветра ценит его прямоту и честность; впрочем, как признается Лиам, скорее всего, после того, как они закончат свои дела как часть команды Райдер(а), им придётся разбежаться как можно дальше друг от друга, чтобы не мозолить глаза.

Интересные фактыПравить

  • Имя «Ветра» с протоиндоевропейского языка переводится как «ветер»; также с латыни «vetera» можно перевести как «старший, опытный», что намекает на её положение в отношении сестры. Что касается фамилии, то «Никс» на греческом означает «ночь»; Никта, Нюкта или Никс — женское божество в греческой мифологии, персонификация ночной темноты.
  • Ветра — самый высокий член команды: она на 2 сантиметра переросла даже Драка.
  • Упоминается, что Ветра участвовала в операции по краже конфиденциальной военной информации с одной из баз на Менае.
  • Из разговоров с Ветрой можно узнать, что из Млечного Пути она привезла только старинную лампу в виде «голозадой азари, которая держит... луну». По ее словам, лампа принадлежала ее первому начальнику, и она смотрела на нее всякий раз, когда тот расходился и начинал орать: «Я хранила лампу, чтобы помнить, с чего начинала».
  • Изначально в романтической кат-сцене Ветра появлялась в своей броне, но поздние патчи сменили её наряд на гражданский и убрали визор.
  • Судя по рассказам Ветры, разница в возрасте между ней и Сид довольно велика: говоря об уходе с Палавена, она упоминает: «Я тогда еще даже тренировку не прошла. Сид чуть меньше года было». Учитывая, что турианский тренировочный лагерь принимает всех без исключения пятнадцатилетних подростков, разница между Ветрой и Сид может составлять до четырнадцати лет. Также из этих расчетов можно примерно подсчитать возраст Ветры на момент событий игры: она говорит, что в 2819 году Сидере столько же, сколько было ей, когда отец ушел, следовательно, Ветре примерно 28-30 лет от роду. Это совпадает с утверждением Шэрил Чи, автора персонажа, которая сказала, что Ветре примерно за двадцать пять (англ. late 20s).
  • Говоря об уходе с Палавена и о том, что так и не прошла стандартную турианскую военную подготовку, Ветра признает, что, быть может, есть плюсы в том, чтобы учиться не по стандартной схеме и знать что-то такое, чего не знают другие.
  • Если начать роман с Ветрой, в одном из писем она сообщит, что обо всем рассказала Сид, и та не замедлила завалить её шутками про «кро-о-ошечных людей» и «Первопроходца, что нашел(ла) путь к сердцу Ветры», а в другом, по совету Лиама, попытается освоить искусство использования смайликов.
  • После завершения основной сюжетной линии Ветра присылает письмо, в котором сообщает, что в ее честь хотят назвать пушку. В качестве слогана она предлагает «Держи нос по ВЕТРУ, солдат!», но тут же извиняется и идет «дальше думать над репликами».
  • По словам разработчиков, создание образа Ветры было одним из самых кропотливых этапов в подготовке игры: поскольку до этого единственной турианкой в команде протагониста была Найрин Кандрос из DLC «Омега», дизайнеры «начали с нуля, выстроив ее облик согласно стандартным турианским формам, углам и полосам». Также упоминается, что изначально Ветра была намного массивнее, однако в дальнейшем ее габариты пришлось значительно уменьшить, иначе крупные детали брони накладывались бы друг на друга.
  • В начале разработки игры предполагалось, что Ветра будет носить длинный свисающий шарф, однако впоследствии разработчики решили плотно обвязать эту деталь одежды вокруг шеи, что упростило анимацию персонажа.
  • Когда Даниэль Рейн, актриса, озвучившая Ветру, попросила описать ей характер турианки, ключевыми словами стали «боец», «стрелок», «ходящая по лезвию бритвы» и «задира», при этом последнее слово (англ. badass) также может переводиться как «потрясающая».
  • Изначально предполагалось, что роман с Ветрой будет доступен только Скотту Райдеру, однако Шэрил Чи, автор персонажа, настояла на бисексуальной ориентации турианки.

ГалереяПравить


Персонажи Mass Effect: Andromeda

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.